[В эфире!] Образовательный спецпроект «Воспитательная работа в школе» Участвовать→
Конкурс разработок «Пять с плюсом» сентябрь 2020
Добавляйте свои материалы в библиотеку и получайте ценные подарки
Конкурс проводится с 1 сентября по 30 сентября

"Помнит мир спасенный…"

Цели мероприятия: – вспомнить произведения о Великой Отечественной войне; – продолжить формирование умений и навыков публичного выступления; самостоятельно работать с нужным материалом; формировать активную жизненную позицию; – дать понять, что “война – это и защита Отечества, следовательно, святой долг и необходимость, и явление, противное человеческой природе”.
Просмотр
содержимого документа

Внеклассное мероприятие по теме "Помнит мир спасенный…"

В истории России есть события, все возрастающая временная отдаленность которых не нарушает духовной близости к ним тех, кто живет сегодня. Среди них – Великая Отечественная война. «Исторический и нравственный опыт Великой Отечественной войны вошел в генетическую память народа, стал свойством, чуть ли не передающимся по наследству в ряду других родовых черт. Есть боль участника, и есть боль соотечественника. Человеку, чье Отечество перенесло то, что выпало на долю нашей страны, нет нужды заимствовать боль, потому что она принадлежит всем и передается из поколения ив поколение, равно как гордость за одержанную победу!» .
«Сладость победы стирает горечь терпенья»,- гласит русская пословица. Стирает ли? Много лет прошло со дня, когда в Москве прогремели 30 залпов из тысячи орудий, знаменующие Победу над фашистской Германией. Но боль утрат и потерь никогда не утихнет в сердцах людей, встретивших войну лицом к лицу, прошагавших ее кровавыми дорогами. Память вновь и вновь возвращает ветеранов Великой Отечественной в окопы и землянки, на занимаемую горстку высотку или на переправу под прицельным огнем. Память всегда с нами.
 

Цели мероприятия:

– вспомнить произведения о Великой Отечественной войне;
– продолжить формирование умений и навыков публичного выступления; самостоятельно работать с нужным материалом; формировать активную жизненную позицию;
– дать понять, что “война – это и защита Отечества, следовательно, святой долг и необходимость, и явление, противное человеческой природе”.

Оборудование: Презентация “Помнит мир спасенный…”.  (Слайд 1–2)

Чтец: (Слайд 3)

Казалось, было холодно цветам.
И от росы они слегка поблекли.
Зарю, что шла по травам и кустам.
Обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник.
И пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
Влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
Что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал. Что между миром и войной
Всего каких-то пять минут осталось.

В гулкой тишине – пронзающий голос Левитана:

– Сегодня, 22 июня 1941 года, в 4 часа утра…

Ведущий. На крайнем западе бывшего Советского союза стоит Брестская крепость. Здесь и теперь громко не говорят: слишком оглушающими были дни сорок первого года и слишком многое помнят эти камни: вой авиабомб и снарядов, оглушающий грохот взрывов, крушащих камень, рвущих на части людские тела. Не выдерживал бетон, крошился и плавился кирпич, гнулся металл, а люди стояли.

1-я страница “Брестская крепость”. (Слайд 4–5)

“Брестская крепость” – так называется первая страница нашего устного журнала.

Сдержанные экскурсоводы сопровождают группы по местам боев, показывают личные вещи защитников крепости и рассказывают о том, как сходили с ума от жажды, отдавая воду детям и пулеметам.

Крепость не пала. Крепость истекала кровью. Крепость защищалась. Стояла насмерть. Все мы знаем о неизвестном защитнике, которого немцам удалось взять только на десятом месяце войны. Почти год сражался этот человек. Год одиночных боев в неизвестности, без еды, иногда без капли воды, без соседей, без света… Время не донесло ни его имени, ни звания, но мы знаем. что это был русский солдат.

Читается отрывок из повести Б. Васильева “В списках не значился” (Слайд 6, фрагмент фильма “Я – русский солдат”).

Чтец. “У входа в подвал стоял невероятно худой, не имевший возраста человек. Длинные седые волосы касались плеч. Он стоял, строго выпрямившись, высоко вскинув голову, и, не отрываясь, смотрел на солнце ослепшими глазами, из которых текли слезы. Молчали солдаты и офицеры, молчал генерал, молчали бросившие работу женщины.

– Назовите ваше звание и фамилию.
– Я русский солдат.

Это были последние его слова. Он молча пошел к машине. Он шел строго и прямо, ничего не видя, но точно ориентируясь по звуку работавшего мотора. И все стояли на своих местах, и он шел один, с трудом переставляя распухшие, обмороженные ноги.

И вдруг немецкий лейтенант звонко и напряженно. Как на параде, выкрикнул команду, и солдаты, щелкнув каблуками, четко вскинули оружие “на караул”. И немецкий лейтенант, чуть помедлив, поднес руку к фуражке.

А он, качаясь, медленно шел сквозь строй врагов, отдававших ему сейчас высшие воинские почести. Он был выше всех мыслимых почестей…

А он шел, гордо и упрямо, как жил, и упал только тогда, когда дошел. Возле машины.

Он упал на спину, навзничь, широко распахнув руки, подставив солнцу невидящие, широко открытые глаза. Упал свободным и после жизни, смертию смерть поправ”.

Ведущий. Откуда это мужество, поразившее даже врагов? Где его истоки?

Есть в наших людях черта: в трудные минуты жизни, в тяжелую годину легко отрешаться от всего привычного, чем жил изо дня в день. Был просто человек, а потребовалось от него стать героем – он становился им: оберегая честь отечества, шел через альпийские ледники за Суворовым; вместе с Кутузовым гнал французов; защищал Севастополь в 1855-ом на четвертом бастионе…

Меняются времена, но сердце а народное не меняется, оно остается таким же мужественным в испытаниях. Несмотря ни на что…

2-я страница – “Хатынская повесть” (Слайды 7–10).

“Хатынская повесть” – так называется следующая страница нашего журнала. (Раздается звон колокола.)

Торжественно-траурный перезвон хатынских колоколов днем и ночью разносится по Белоруссии. Каждый народ гордится победами, одержанными в борьбе за свободу и независимость Родины, и свято помнит об утратах, понесенных во имя этих побед. Символ безмерных испытаний не только белорусов, но и всего советского народа – Хатынь, представляющая 136 деревень, уничтоженных в годы войны вместе с их жителями.

Чтец. Страшная участь Хатыни была предначертана задолго до ее гибели. По планам Гитлера три четверти белорусов предусматривалось выселить с занимаемых территорий, а остальных превратить в рабов. Но белорусский народ поднялся на борьбу с фашистами. Немцы поняли, что этот небольшой миролюбивый народ покорить не удастся, и взяли чудовищный курс на его уничтожение.

Ведущий. Кровавая трагедия Хатыни, этого лесного села в 26 двориков, произошла 22 марта 1943 года, когда отряд карателей внезапно окружил деревню. Цепь карателей медленно и неумолимо приближается к деревне. Они заглядывают в каждую дверь, в каждую яму, щель.

Девушка в черной траурном платке от первого лица рассказывает отрывок из “Хатынской повести” А. Адамовича.

Чтец. “Нас вытолкали на улицу, по которой уже гнали людей с криком, ударами прикладов, палок. В стороне от амбара толпятся немцы в офицерских фуражках, стоят машины. И два пулемета, нацеленные на амбар. У распахнутых ворот нас поджидает коридор из овчарок и карателей.

Когда людей затолкали, позашвыривали в амбары, нас поглотила чудовищная темнота, дверь закрыли и заколотили глухими кладбищенскими ударами.

И уже детские крики во всех концах амбара:

– Мамочка, дым!
– Ой, запалили!
– Мама, а это будет больно?

… А где-то есть поле, тишина, звенящая кузнечиками, полевая дорога, спокойно идущий куда-то человек.

Слышу голос:

– Сынок мой, зачем ты в эту резину обулся? Твои ножки будут очень долго гореть.

В отверстие в амбаре выбросили мальчика. Мальчик вырывался, а его перебрасывали назад. Женщина, наверное, его мать, торопится выбраться наружу, ищет глазами мальчика: где он? что с ним?

А мальчик исчез уже в черной дыре. Женщина побежала к ней, темная от ужаса и муки. Ее застрелили и швырнули к стенке, на солому.

Офицер с гримасой неудовольствия направился к легковой машине. Это был знак – кончать. Взметнулось от соломы по стене пламя. Я все смотрела, как из окошек выбрасывают детей и они падают на горящую солому”.

Ведущий. Фашисты согнали хатынцев в сарай и подожгли его, а тех, кто пытался спастись, расстреляли из пулеметов. 149 человек, из них 76 детей, навечно остались в адской могиле. Только один житель деревни, кузнец Иосиф Иосифович Каминский чудом спасся из огня. Теперь он в бронзе встал с мертвым сыном Адамом на вытянутых руках. В этих его руках все: и скорбь, и трагизм, и воля к жизни, давшая всем советским людям выстоять и победить.

Чтец. “Люди добрые, помните: мы любили и жизнь, и Родину, и вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба к о всем: пусть боль и печаль станут силой и мужеством, чтоб смогли вы мир и покой на земле увековечить, чтобы нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала”.

3-я страница “Маленькие свидетели войны”. (Слайд 11)

Ведущий. Война эта не пощадила никого, и детей в том числе. Фашисты смогли поднять свои руки и на них. Даже глаза детские, плач детский не останавливали варваров. Даже дети понимали, что умирают, а варвары-палачи продолжали убивать.

Звучит стихотворение М. Джалиля “Варварство”(1943).

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных... Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз...
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг, –
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
 выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
– Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! –
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо...
– Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? –
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
– Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты
вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. –
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...

Чтец.

… Места нет пощаде.
И не у нас ее проси.
Мы будем мертвых глуше.
Проси у тех, чьи на Руси
Сгубил безвинно души.
Проси у тех, кого ты сжег,
Зарыл в земле живыми –
Не шевельнется ли песок,
Притоптанный над ними?
Проси у тех, кому велел
Самим копать могилу.
Проси у тех, кого раздел
В предсмертный час постылый.
Проси у девочки у той,
Что в дула ружей глядя,
Спросила с детской простотой:
– Чулочки тоже, дядя? –
У той, худое тельце чье
У края рва поставил.
Проси пощады у нее,
А мы щадить не вправе.

4-я страница “У войны не женское лицо”. (Слайд 12)

Ведущий. Слово “война” женского рода. Но “У войны не женское лицо”. Так мы назвали следующую страницу нашего журнала.

С восторгом нас, девчонок, не встречали,
Нас гнал домой охрипший военком.
Так было в сорок первом. А медали
И прочие регалии – потом.

Чтец.

Качается рожь несжатая,
Шагают бойцы по ней,
Шагаем и мы – девчата,
Похожие на парней.
Нет, это горят не хаты –
То юность моя в огне.
Идут по войне девчата,
Похожие на парней.
(Ю. Друнина)

Ведущий. В основу повести Б. Васильева “А зори здесь тихие…” положен маленький, совсем незначительный в масштабах Великой отечественной войны эпизод. Герои повести – девушки, вынужденные заниматься суровым ремеслом войны.

Инсценировка отрывка из повести. Пять девушек замерли, как на довоенной фотографии. На них пилотки. Они рассказывают:

– На дверях нашего домика висела медная дощечка: “Доктор медицины Соломон Аронович Гурвич”. У нас была очень дружная и очень большая семья. А еще в университете я донашивала платья, перешитые из платьев сестер. А потом надела форму. И сапоги на два размера больше.
– После споем с тобой, Лизавета. Вот выполним боевой приказ и споем, – сказал мне старшина.
– А я из детдома. И фамилию мне такую дали Четвертак, потому что меньше всех ростом вышла…
– Женька, совсем ты голову заморочила лейтенанту Сергейчуку…– ругал меня папа. – Счастливое было время. Веселое…
– А у меня к немцам свой счет имеется…

Те же девочки говорят о гибели своих героинь (Слайд ):

– Соня Гурвич погибла от ножа немецкого диверсанта, когда побежала за кисетом старшины Васкова.
– Галя Четвертак, не выдержав напряжения боя, бросилась бежать и была убита.
– Лиза Бричкина утонула в болоте, когда торопилась выполнить приказ Васкова.
– Женя Комелькова ценой собственной жизни пыталась спасти Риту.
– Смертельно раненая Рита Осянина застрелилась, не желая попасть в плен к немцам.

Ведущий. У войны не женское лицо. Не воевать, а жить, любить, рожать детей должна женщина. Но все это отняла у нее война, оставив одно право – Родину защищать.

5-я страница “Помнит мир спасенный…”. (Слайд)

Ведущий. Закончилась самая страшная в истории человечества война. Война – это погибшие молодые жизни, непрожитые биографии, несбывшиеся надежды, ненаписанные книги, не совершившиеся открытия, невесты, не ставшие женами. Говорят, что эта война уже стала историей. Но так ли это?

Для ветеранов наших, участников Великой Отечественной, для ваших дедушек, прадедушек и прабабушек, а значит, и для каждого из нас, ясно одно: “…главные участники истории – это Люди и Время. Не забывать Время – это значит не забывать Людей, не забывать Людей – это значит не забывать Время”. Быть историчным – это быть современным. Количество дивизий, участвовавших в тои или ином сражении, с точностью подсчитывают историки. Но они не смогут подслушать разговор в окопе перед танковой атакой, увидеть страдание и слезы в глазах восемнадцатилетней девушки-санинструктора, умирающей в полутьме полуразрушенного блиндажа, вокруг которого гудят прорвавшиеся немецкие танки, ощутить треск пулеметной очереди, убивающей очередную жизнь. Именно эти люди, которые положили свои головы во имя жизни нашей, те солдаты, которые прошагали по всей стране, гоняя врага, во имя нашей жизни, в нашей памяти, которая оплачена дорогой ценой.

Звучит песня “Журавли” (стихи Р. Гамзатова, муз. И. Френкеля).

Чтец.

Их теперь не обнять,
Не пожать им ладонь.
Но восстал из земли
Негасимый огонь –
Скорбный огонь,
Гордый огонь,
Светлый огонь.
Это павших сердца
Отдают до конца
Свое яркое пламя живущим.

Ведущий. Мы перевернули последнюю страницу нашего устного журнала “Помнит мир спасенный…”. Но в истории Великой Отечественной войны есть еще много не до конца изученных страниц. Эта война найдет еще раз свое место на страницах литературы. О ней еще не все сказано. Но хочется, чтобы вы поняли одно, может быть, самое главное. В преддверии Великой Победы и потом после, когда пытаются пересмотреть ход этой войны, когда пытаются оправдать нацистских преступников, объяснить массовые уничтожения людей, когда оскверняют могилы советских воинов во многих странах, а воинов-освободителей называют оккупантами, только знание правды о войне можно противопоставить всему этому. Ведь наша память – это душевный и жизненный опыт. А за него мы заплатили очень дорого. Заплатившим тогда было по двадцать и сорок одновременно

Использованная литература

  1. Б. Васильев “В списках не значился”. – М. – 1989.
  2. Б. Васильев “А зори здесь тихие…”. – М. – 1995.
  3. М. Джалиль. “ Моабитская тетрадь”. – Казань. – 1984.

 

Информация о публикации
Загружено: 23 февраля
Просмотров: 142
Скачиваний: 1
Юсупова Юлия Николаевна
Внеурочка, 8 класс, Классные часы
Скачать материал