[Анонс!] Итоговая онлайн-конференция «Образовательные методики и технологии 2020/21» Регистрация→
Конкурс разработок «Пять с плюсом» ноябрь 2020
Добавляйте свои материалы в библиотеку и получайте ценные подарки
Конкурс проводится с 1 ноября по 30 ноября

Открытый урок: Великая Отечественная война. Трагическое начало.

характеризовать трагическое начало Великой Отечественной войны; • выяснить причины неудач Красной Армии в первые месяцы войны; • проанализировать мероприятия, которые провело советское руководство в первые недели войны; • развитие когнитивных способностей учащихся (аналитичности, сообразительности), оргдеятельностных способностей (отбирать, оценивать изучаемый материал, готовить текст выступления); • развитие у учащихся навыков самостоятельной и групповой работы. • создание эмоционального настроя учащихся для изучения данной темы. • • воспитание чувства патриотизма и гражданственности.
Просмотр
содержимого документа

 

 

 

 

     Автор  Карагишиева С.Р.,

     учитель истории и обществознания

     МКОУ "Бабаюртовская СОШ №1"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 Великая Отечественная война. Трагическое начало.

 

  • охарактеризовать трагическое начало Великой Отечественной войны;
  • выяснить причины неудач Красной Армии в первые месяцы войны;
  • проанализировать мероприятия, которые провело советское руководство в первые недели войны;
  •                развитие когнитивных способностей учащихся (аналитичности, сообразительности), оргдеятельностных способностей (отбирать, оценивать изучаемый материал, готовить текст выступления);
  • развитие у учащихся навыков самостоятельной и групповой работы.
  • создание эмоционального настроя учащихся для изучения данной темы.
  •  
  • воспитание чувства патриотизма и гражданственности.

 

  урок – исследование.

 

таблички- «политологи»,  «аналитики», «социологи», «военные эксперты», «хронисты»;  цветные карточки для 4-х               групп,   бланк – задание  каждой группе,                            

инструкция организации  работы в группе,

экспертный лист;

пакет  документов  для групп;

мультимедийная презентация «Великая Отечественная война. Германское нашествие. Трагическое начало»;

музыка «Довоенный вальс»

 

Используемые технологии:

технология критического мышления;

метод проблемного обучения.

 

Коммуникационная среда урока:

мультимедийный проектор; 

ноутбуки -10 шт.;

документ – камера.

План урока:

  1. Вступительное слово учителя.
  2. Формулирование вопроса для работы в группах.
  3. Работа в группах по предложенным документам.
  4. Выступление групп учащихся.
  5. Сравнение версий учащихся с официальными версиями причин поражения Красной армии в начале войны.
  6. Рефлексия.

1.Оргмомент.

 

2. Введение в проблему.

 

Звучит песня «Довоенный вальс».

 Учитель. Эта музыка  вам знакома?  Как вы думаете, о чем сегодня на уроке пойдет речь? Вам знакомы события войны  по программе 9 класса.

 Творческая работа в группах. 

2.1 Чтение сна (Сон проектируется на экране видеофильмом. Учитель читает текст).

Учитель. Год 1941-й. Начало июня. Все еще живы… Жив молодой лейтенант, совсем недавно начавший службу. Поздно вечером 21 июня он ложится спать и видит странный сон.

I.Тишина. Прекрасное летнее утро. Неожиданно появляется большой трехпалый паук. Увеличиваясь в размерах, он надвигается на здания и людей. Затем видит горящие стены Кремля, но при этом они остаются невредимыми.

II. Сон продолжился растущим ликом Сталина, который вдруг превратился в огромный горящий город… Блики огня уходили куда-то и в надвигающейся темноте появились две враждующие фаланги муравьев, которые в остервенении сталкивались, бросались друг на друга и превращались в какое-то странное железное месиво…

III.  Но сон не отступал. Лейтенант почувствовал, появился ветер. Сначала он был совсем легкий, но постепенно становился все сильнее и сильнее. Этот ветер не пугал, он, скорее, успокаивал, освежал, унося дым и тучи. Эта видение сменилось куполом, висящим над каким-то городом, и он карабкается по его железным ребрам.

Во сне стало совсем страшно, и в это время в не выключенном на ночь репродукторе услышал:

Видеофрагмент «Голос Левитана о начале войны»

Вот теперь началась самая кровопролитная война, длившаяся 1418 дней и ночей.

2.2 Разгадка сна.

Перед вами листики. Напишите, какие образы возникли у вас во время слушания сна лейтенанта  и с чем они ассоциируются?

Трехпалый паук –  план «Барбаросса», немецкие войска, наступали на Советский Союз по всей линии границы с севера на юг и были представлены тремя армиями – «Север»,  «Центр» и «Юг».

Горящие, но не рушащиеся стены Кремля – битва за Москву.

Лик Сталина, превратившегося в город – это Сталинград, начало коренного перелома.

Две враждующие фаланги - битва под Прохоровкой, крупнейшее  в мировой истории танковой сражение (1200 танков), Курская дуга, коренной перелом..

Ветер – наступление Советской армии, город с куполом Берлин.

 

Учитель. Если дети не ответили, то задает вопросы:

С чем ассоциируется у вас паук? Почему он трехпалый?

Лик Сталина, превратившегося в горящий город, что это?

О чем вам говорит следующий фрагмент: две враждующие фаланги муравьев, которые в остервенении сталкивались, бросались друг на друга и превращались в какое-то странное железное месиво?

Ветер, что это?

 

Учитель. Велика цена победы. К сожалению, точные цифры советских потерь до сих пор не установлены. Не все павшие похоронены, о судьбе многих пропавших без вести, так и ничего не узнали. В послевоенное десятилетие утверждалось, что в годы войны погибло около 8 миллионов человек, после смерти Сталина  обнародована другая цифра – 20 миллионов. В настоящее время большинство историков говорят о 27 миллионах погибших. А в последних  работах Б.В. Соколова, говорится о 43,3 миллионах погибших и умерших. Очевидно, что особенно тяжелыми были потери Красной Армии в первые месяцы войны. Значительное превышение советских потерь сохранялось и на протяжении всех месяцев войны.

Видеофрагмент о трагическом начале.

3.Определение задач исследования..

Учитель.  Давайте попытаемся представить себя на месте тех советских людей. Какие у них, были мысли, настроение? Какой вопрос они могли задать и наверняка задавали себе?"

Большинство учащихся отвечают: “Почему Красная Армия отступала и терпела поражение?".

Учитель.  Ответа на этот вопрос мы не знаем, я хочу предложить найти ответ. Перед вами пакет документов.  Представьте себя на месте современных историков  -исследователей. Сегодня будут работать социологи, политологи, военные эксперты, аналитики, хронисты. Проанализировав документы,  определите причины отступления Красной армии в первые месяцы войны".

Класс делится на группы. Каждая группа получает пакет документов в которых должна найти ответ на поставленный вопрос.

4. Работа в группах.

  1. Работа в группах по предложенным документам. Решение возникшей проблемы - создание образовательного продукта.

 Задача данного этапа - дать учащимся конкретные представления об изучаемом объекте методом исследования. Таким объектом явилось отступление Красной Армии в первые месяцы войны. Каждая группа получает кейс. Используется такая форма организационной деятельности учащихся, как групповая работа по общей теме урока. Ученики взаимодействуют внутри группы, обсуждают новый материал, готовят выступление.  Учащиеся сами ставят цели, планируют свою деятельность, распределяют работу внутри группы. Этот этап урока позволяет учащимся реализовать свои конкретные, индивидуальные способности.

Идёт работа в группах в течение 7 минут.  Учащиеся должны полученный ответ записать на листе и защитить у доски перед другими группами. Приложение 1.

Каждой группе розданы инструкция организации работы в группе, бланк – задание,  экспертный лист и пакет документов для исследования.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

4.2  Выступление групп учащихся. Демонстрация образовательного продукта.

На этом этапе учащиеся демонстрируют конечный продукт своей деятельности в форме версий причин поражения Красной Армии в начале войны. Версии демонстрируют  через веб – камеру на экран и защищают, обосновывают, закрепляют.

4.3. Сравнение версий учащихся с официальными версиями причин поражения Красной армии в начале войны. Деятельность по сравнению образовательных продуктов.

Учитель. Ребята, вы высказывали свои предположения о причинах отступления Красной Армии в первые месяцы войны. В современной исторической науке тоже есть объяснения причин отступления Красной Армии в первые месяцы войны. Сравните полученные вами ответы с теми, которые предлагают нам историки.

Они  проектируются на экран.

Причины неудач Красной Армии летом-осенью 1941 г.

Низкая боеспособность армии из-за сталинских репрессий.

  1. Снижение уровня военно-технической мысли.
  2. Ошибка в определении сроков войны.
  3. Игнорирование сообщений о подготовке Германии к нападению.
  4. Не учтен опыт военных действий Германии в 1939-1941 г.
  5. Плохое оснащение вооруженных сил современной техникой.
  6. Неподготовленность западных границ к отражению удара неприятеля.
  7. Просчеты Сталина в оперативно-тактических вопросах.
  8. Специфика политической ситуации в стране.

5.  Итог урока.

Учитель. Война – это

  • 1418 дней и ночей
  • 27 миллионов погибших
  • 1710 разоренных городов
  • 70 000 сел и деревень
  • лагеря смерти “Освенцим”, “Бухенвальд”, “Майданек”…

А попробуйте вы ответить, что такое ВОВ синквейном.

 

 

 

 

Учитель.  Как хорошо проснуться на рассвете,

Как хорошо, что ночью снятся сны,

Как хорошо, что кружится планета,

Как хорошо на свете без войны.

Спасибо  тем, кто воевал, что нам не довелось

Представить и узнать такие муки.

Рефлексия. Самооценка.

Мы с вами грамотно провели исследование, ваши выводы во многом совпали с выводами современных историков

-Я хотела чтобы вы  оценили свою работу в зависимости от того вклада, который вы  внесли в исследование. Заполните таблицу.

Мне интересно  было с вами работать. Я поняла, что современные молодые люди умеют находить ответы на проблемные вопросы. И хочу узнать мнение каждого об уроке.

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ.  Дополнительные материалы к уроку.

Пакет документов «социологам».

Фронтовое поколение.

   Елена Сенявская.

 Фронтовое поколение нельзя представлять себе как нечто монолитное.  Оно, разумеется, не было единым, как и любое другое поколение: разные взгляды, мысли, чувства, судьбы... Кроме того, понятие фронтовое поколение, употребленное в широком смысле, объединяет представи­телей разных возрастных групп (среди фронтовиков были и 17-летние, и 50-лет­ние). Мы несколько сузим это понятие и будем говорить о фронтовом поколении, имея в виду только тех, для кого война и участие в ней стали главным фактором ста­новления личности. Итак, речь пойдет о вступивших в войну 18-20 летних, о людях, чей предшествующий жизненный опыт не мог сравниться с тем, который они при­обрели в ходе войны.

 В войну вступила армия, весьма разнородная по своему социальному и возрастному составу, по образовательному уровню и уровню военной подготовки. В результате репрессий среднее и старшее звенья командного состава пополнились младшими командирами, не успевшими приоб­рести ни достаточного опыта, ни соответ­ствующей подготовки. Младший комсостав был в основном сформирован за счет до­срочных выпусков курсантов военных учи­лищ (приказ наркома обороны маршала С.К.Тимошенко от 14 мая 1941 г.), а так­же окончивших краткосрочные курсы млад­ших лейтенантов и курсы командиров за­паса.

С начала 1941 г. до 22 июня числен­ность личного состава советских вооружен­ных сил увеличилась с 4 207 000 до 5 373 000 человек. На западных границах в июне 1941 г. было сосредоточено} 2,9 миллиона военнослужащих (численность действующей армии на начало войны). Основную массу рядовых составляли призывники, родившиеся в 1919-1922 гг..

 Еще более разнородной стала армия после начала войны и проведения двух мас­совых мобилизаций в июне и августе 1941 г. Тогда были призваны военнообя­занные старших возрастов (с 1890 по 1918 год рождения) и молодежь 1923 го­да. Поколение 1890-1904 годов (вторая мобилизация, август 1941 г.) — это участ­ники либо свидетели первой мировой войны, революции и гражданской войны; ро­дившиеся в 1905-1918 гг. (первая моби­лизация, июнь 1941 г.) в сознательном воз­расте пережили события нэпа и первых пятилеток, в той или иной степени были за­тронуты индустриализацией и коллективи­зацией. Все они, естественно, были совре­менниками репрессий второй половины 1930-х гг

 На различные поколения неодинаково повлияли внешнеполитические события кон­ца 1930-х гг. (война в Испании; Хасан и Халхин-Гол; начало второй мировой войны и связанное с ним присоединение к СССР Прибалтики, западных областей Украины и Белоруссии, Бессарабии; война с Фин­ляндией). Так, часть предвоенной кадро­вой армии (поколение 1919-1922 годов) непосредственно участвовала в последних событиях. Для младшего же фронтового поколения - начиная с 1923 года рожде­ния — именно Великая Отечественная ста­ла главным фактором, формировавшим взгляды и гражданскую позицию.            

У мальчишек, родившихся в 1923- 1926 гг., не было большого личного опы­та, а потому на их мировосприятие меньше влияло социальное происхождение; меньшим был и разрыв в уровне образова­ния. На этих молодых людей сильнее воз­действовали идеологические установки ста­линского режима, при котором они роди­лись и выросли. Именно они составили основу фронтового поколения.       

 Следует отметить, что кадровая армия в начале войны была почти полностью унич­тожена: кто-то погиб, кто-то оказался в пле­ну... 22 июня 1941 г. существовала 5-мил­лионная армия; к концу 1941 г. только число попавших в плен было не меньше  4 миллионов человек. Та армия, которая дошла до Берлина, состояла в большинстве своем из людей, до войны не державших оружие.

Из бесед Г. К. Жукова с К.М. Симоновым:

Если сравнивать подготовку наших кадров... в 1936г. ив 1939 г., надо сказать, что уровень боевой подготовки войск упал очень силь­но. Мало того, что армия, начиная с полков, была в значительной сте­пени обезглавлена, она была еще и разложена этими событиями. На­блюдалось страшное падение дисциплины, дело доходило до само­вольных отлучек, до дезертирства. Многие командиры чувствовали себя растерянными, неспособными навести порядок.

...То, как трактуют внезапность сейчас, да и как трактовал ее в свое время Сталин, — неправильно, неполно и однобоко. Главная опас­ность заключалась не в том, что немцы перешли границу, а в том, что для нас оказалось неожиданностью их шестикратное и восьмикрат­ное превосходство в силах на решающих направлениях; для нас ока­зались неожиданностью и масштабы сосредоточения их войск, и сила их удара. Это и есть то главное, что предопределило наши потери первого периода войны.

 

 

 

О причинах неудач Красной Армии в начальный период войны.

В.М. Кулиш.

 Утверждение культа личности И В. Сталина, его личной власти — провели к «избиению» и истреблению значительной части наиболее подго­товленных кадров и миллионов ни в чем не повинных лютей. Объективных оснований для этого не было. По словам самого Сталина, на XVII съезде партии была выявлена необычайная идейно-политическая и организационная сплоченность рядов нашей партии. Несколько ранее, 23 февраля 1933 г., в докладе «15 лет Красной Армии» нарком обороны К. Е. Ворошилов заявил, что мы вырастили свои молодые командные кадры. В нашей командирской боль­шевистской среде мы растворили це­лый ряд военных специалистов ста­рой армии, которые честно и добросо­вестно с начала гражданской войны не за страх, а за совесть служат делу революции. При этом он сообщил, что все командующие округами и коман­диры корпусов — члены партии. Сре­ди других категорий командного со­става, от командиров батальонов и соответствующих им подразделений разных родов войск до комам дивизий и бригад, члены партии со­ставляли от 72 до 95%, а среди сред­него комсостава (взвод, рота)—69%. Но в то время, когда социалистиче­ский строй уже победил в нашей стра­не, когда эксплуататорские классы и их экономическая база были ликвиди­рованы.

 Сталин выдвинул глубоко ошибочную концепцию: по мере про­движения к социализму классовая борьба усиливается. Она послужила основным аргументом в пользу необ­ходимости усиления карательных функций Советского государства. Вполне обоснованная классовая бди­тельность превратилась во всеобщую подозрительность, исчезла гласность, нагнеталась     напряженность,     везде, стали мерещиться массовые измены,  заговоры, получил распространение термин «враг народа». При помощи фальсифицированных документов и необоснованных обвинений многие лю­ди попали в категорию врагов народа.         

 Репрессиям подверглись около половины командиров полков, почти все командиры дивизий и бригад, все командиры корпусов и командующие военных округов, большинство полит­работников корпусов, дивизий и бригад, около трети комиссаров пол­ков. Среди безвинно погибших коман­диров и политработников были круп­нейшие опытные военачальники: М. Н. Тухачевский, А. И. Егоров, А. И. Кор К, II Э. Якир, И. П. Уборевич, Е. И, Ковтюх, И. Ф, Федько, И. С. Уншлихт. П. Е, Дыбенко, Р. П. Эйдеман, Я. Б. Гамарник (покончил жизнь самоубийством) и многие другие  Столь больших потерь высшего и старшего командного состава и в та­кой  короткий  срок  наша  армия     не

несла даже во время войны.

 В результате к ее началу только 7 % командиров наших Вооруженных сил имели высшее военное образование, а 37 %  не прошли полного курса обучения даже в средних военно – учебных заведениях.

 Мало того, что армии, начиная с полков, была в значительной степени обезглавлена, она была еще и разложена этими событиями.  Наблюдалось страшное падение дисциплины, дело доходило до самовольных отлучек, до дезертирства. Многие командиры чувствовали себя растерянными, неспособными навести порядок.             

 

Пакет документов «аналитикам».

Соотношение сил.

Леонид Кацва.

 В течение многих десятилетий совет­ские историки объясняли поражения Красной армии в 1941 г. внезапностью нападения и численным превосходством германских войск. Так, в книге «Вторая мировая война. Краткая история» гово­рится, что в развернувшихся сражениях со стороны агрессора приняли участие 5.5 млн. человек, более 47 тыс. орудий и минометов, около 4300 танков и штурмовых орудий, до 5 тыс. самолетов, а противостояли им войска советских западных военных округов, насчитывавшие 2,9 млн. человек, 37,5 тыс. орудий и минометов, свыше 1470 новых танков и 1540 боевых  самолетов новых типов.

 Получается, что фашисты превосхо­дили силы Красной армии по личному составу вдвое, по танкам — почти втрое,  а по авиации — в 3,2 раза. Однако такие подсчеты не вполне правомерны. Преж­де всего, сопоставляются войска совет­ских западных военных округов со всеми силами Германии и ее союзников, на­правленными на Восточный фронт. Пер­вый эшелон гитлеровских войск, непо­средственно вторгшийся на советскую территорию 22 июня 1941 г., насчитывал около 4,3 млн. человек. Таким образом, по личному составу к моменту вторжения немецкие войска превосходили Красную армию приблизительно в 1,5 раза. Общая численность вооруженных сил СССР к июню 1941 г. составляла 5,4 млн. чело­век, Германии — 7,3 млн. Но Германия уже завершила мобилизацию, к тому же значительная часть ее войск находилась на Западе.

 В СССР мобилизация развернулась уже после вторжения. На фронт выдви­нулись также войска внутренних округов. Правда, части, находившиеся на Дальнем Востоке, были переброшены на запад лишь в разгар Московской битвы — до этого сохранялась опасность японского вторжения.

 По танкам и самолетам ситуация была гораздо более благоприятной для советских войск. Если германская армия вторжения имела 4300 танков, то войска советских западных округов — 13 600. В общей сложности в Красной армии было тогда 22,6 тыс. танков. Правда, среди них насчитывались только 1864 боевые ма­шины новых марок— КВ и Т-34 (в том чис­ле 1475 — в приграничных округах). Одна­ко представление о том, что старые совет­ские танки были совершенно не способ­ны противостоять немецким, неверно.

Легкие советские танки Т-26 и БТ были примерно равны немецким Т-1 и Т-2. Средний танк Т-28 уступал в толщине бро­ни немецким Т-3 и Т-4, но превосходил их мощностью вооружения. Тяжелых тан­ков, аналогичных КВ, немцы вообще не имели, а технические характеристики Т-34 оставались для них недосягаемыми. Немецкий генерал Э.Шнейдер свиде­тельствовал:

«Танк Т-34 произвел сенсацию. Этот русский танк был вооружен 76-мм пуш­кой, снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5—2 тыс. м, тогда как немецкие танки могли поражать рус­ские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попада­ли в бортовую или кормовую броню тан­ка Т-34».

Таким образом, по танкам на стороне Красной армии было троекратное пре­восходство. Правда, значительная часть советских танков старых конструкций тре­бовала ремонта (29 % — капитального и 44 % — среднего).

 Среди 4980 самолетов, которыми рас­полагала армия вторжения, было 3900 германских, 307 финских и свыше 600 румынских. Авиация союзников Германии была оснащена в основном устаревши­ми французскими и английскими само­летами, к которым к тому же почти не имела запчастей.

Советская авиация в западных воен­ных округах, считая и машины старых кон­струкций, насчитывала 7200 самолетов. В общей же сложности в советских ВВС имелось 17,7 тыс. боевых самолетов, в том числе 3719 новых. Конечно, старые советские самолеты серьезно уступали немецким в скорости и вооружении, но всё же не настолько, чтобы их вообще не учитывать.

Так, бомбардировщик СБ превосходил в скорости немецкие Ю-87 и Не-111, а ис­требитель И-16, уступая немецкому Ме-109Е в скорости (525 км/час против 570), превосходил его в дальности полета (690 км против 660) и имел более мощ­ное вооружение (две пушки против одной). Новые же советские истребители, создан­ные в 1939—1940 гг., летали значительно быстрее и дальше немецких, имели бо­лее мощное вооружение. Штурмовика, подобного «летающему доту» Ил-2, немецкая авиация вообще не имела.

Что же касается артиллерии, то, по новейшим данным, СССР располагал 115,9 тыс. орудий и минометов, в том чис­ле в войсках западных округов их насчи­тывалось 53 тысячи.

 Красная армия значительно превос­ходила противника и по числу пулеметов, но уступала по числу автоматов, так как перед войной советское военное руковод­ство тормозило их выпуск, боясь чрезмер­ного расхода боеприпасов и полагаясь на высокие качества винтовки.

 Широко распространенное в нашей стране представление о том, что вермахт в войне против СССР использовал эко­номический потенциал всех захваченных стран Европы, также требует корректи­ровки. Трофейную технику немцы против СССР не использовали (за исключением части чешских танков), а применяли лишь на Западе, причем в учебных целях. Раз­вернуть военное производство на заво­дах покоренных стран к лету 1941 г. на­цисты просто не успели. Доставшиеся немцам на западе в качестве трофеев автомобили оказались совершенно не приспособлены к российским дорогам.

Таким образом, в целом на стороне Красной армии было значительное военно – техническое превосходство, особенно в танках. Однако использовать его не удалось.

 

Пакет документов  «политологам».

Военно – политическое руководство страны в первые дни войны

Леонид Кацва.      

 23 июня «Правда» опубликовала сводку Главного командования Красной армии:

«С рассветом 22 июня 1941 г. регуляр­ные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Черного моря и в тече­ние первой половины дня сдерживались ими. Со второй половины дня германские войска встретились с передовыми частя­ми полевых войск Красной армии. По­сле ожесточенных боев противник был отбит с большими потерями. Только в Гродненском и Крыстынопольском на­правлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов...

Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населенных пунк­тов, но повсюду встречала решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие поте­ри противнику. Нами сбито 65 самоле­тов противника».

Увы, действительность была гораздо страшнее. В один день немцы добились превосходства в воздухе. Лишенные при­крытия с воздуха части Красной армии, подвергавшиеся непрерывной бомбеж­ке и атакам немецких самолетов с малых высот, оказались не в состоянии удержи­вать позиции. В результате уже 22 июня немецкие танковые группировки прорва­лись на 20—50 км в глубину советской обороны.

 Германское нападение застало врас­плох не только воинские части пригранич­ных округов, но и высшее советское руко­водство. Когда Сталину доложили о на­летах германской авиации на советские города, он спросил, не провокация ли это немецких генералов. С.К.Тимошенко ответил: «Немцы бомбят наши города на Украине, в Белоруссии, в Прибалтике, на границе начались боевые действия сухо­путных войск. Какая же это провокация?»

 Однако Сталин возразил: «Если нуж­но организовать провокацию, то немец­кие генералы бомбят и свои города». За­тем он добавил: «Гитлер наверняка не знает об этом. Необходимо срочно свя­заться с Берлином».

В германском посольстве сообщили, что посол просит срочно принять его. Прибыв к Молотову, фон Шуленбург со­общил, что германское правительство объявило СССР войну.

 В первые часы войны в Генеральном штабе и Наркомате обороны совершен­но не представляли себе реальной ситу­ации на фронте. Об этом свидетельству­ет директива № 2, отданная Тимошенко и Жуковым в 7.15 утра 22 июня.

«1. Войскам всеми силами и средства­ми обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нару­шили советскую границу. Впредь до осо­бого распоряжения наземными войска­ми границу не переходить.

2. Разведывательной и боевой авиаци­ей установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск. Мощными ударами бом­бардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах про­тивника и разбомбить основные группи­ровки его наземных войск. Удары авиа­цией наносить на глубину германской территории до 100—150 км, разбомбить Кенигсберг и Мемель. На территорию Финляндии и Румынии до особых указа­ний налетов не делать».

 Сталин собрался с духом и выступил  по радио только 3 июля. Ни раньше, ни  позже он не говорил так:

«Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота к вам обращаюсь я, друзья мои!

На второй день войны, 23 июня, была создана Ставка Главного командования. Ее возглавил Тимошенко. Однако  его полномочия были крайне узки. Г.К.Жуков  вспоминал:

«Без утверждения Сталина Тимошенко не имел возможности отдать войскам какое-либо принципиальное распоряжение. Сталин ежечасно вмешивался в ход событий, по несколько раз в день вызывал главкома Тимошенко и меня Кремль, нервничал, бранился и всем эти: только дезорганизовал и без того недостаточно организованную работу Глав ного командования в осложнившейся обстановке. 9 июля я доложил некото­рым членам Политбюро о необходимо­сти сделать Сталина юридическим Вер­ховным главнокомандующим»,

10 июля Ставка ГК была преобразо­вана в Ставку ВГК. Председателем Став­ки (с 19 июля — наркомом обороны, с 8 августа — верховным главнокомандую­щим) стал Сталин.

 Для Сталина внезапное нападение Германии стало страшным потрясением. Адмирал И.С.Исаков свидетельствовал, что в первые дни войны вождь «находил­ся в состоянии, близком к прострации». По словам Н.С.Хрущева, Сталин «был совершенно парализован в своих дей­ствиях, не смог собраться с мыслями». Он уехал на свою «ближнюю дачу» в Кунцево и, несмотря на уговоры членов По­литбюро, упорно отказывался выступить по радио с обращением к населению. Даже 30 июня, когда к Сталину вновь яви­лась группа членов Политбюро, он встре­тил их вопросом: «Зачем пришли?»

 А.И.Микоян вспоминал, что Сталин считал всё «безвозвратно потерянным». Подавленным состоянием Сталина объясняется то, что не он, а Молотов вы­ступил в 12 часов дня 22 июня с обраще­нием к гражданам СССР. Именно из ра­диообращения Молотова жители боль­шей части страны узнали, что началась война

Пакет документов  «военным экспертам».

Директива ГШ №1 от 21. 06.41.

« Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдОВО.

  1. В течении 22 -23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, Приб. ОВО, Зап. ОВО, КОВО, Од. ОВО. Нападение может начаться с провокационных действий.
  2. Задача наших войск - не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.
  3. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

Приказываю:

а) в течении ночи на 22 июня 1941 года скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;
б) перед рассветом 22 июня 1941 года рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточено и замаскировано;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

Тимошенко, Жуков.
21 июня 1941 года.»

 

«БОЕВАЯ ГОТОВНОСТЬ» И ДИРЕКТИВА № 1.

 

 Передача  Директивы № 1 от 21.06.41 г. в округа была закончена в 00.30 минут 22 июня 1941 года. Под утро, всю ночь не смыкавший глаз Г.К. Жуков, получил сообщения из Западного особого военного округа «о налете немецкой авиации на города Белоруссии», из Киевского округа «о налете на города Украины», из Прибалтийского «о налетах вражеской авиации на Каунас и другие города». После этого, около 4.00, «нарком приказал» Жукову «звонить И.В.Сталину». Сталин в это время спал, и начальник охраны отказывался сначала будить Сталина. Но Жуков смело потребовал: «Будите немедля: немцы бомбят наши города!». Сталин подошел к телефону. Жуков «доложил обстановку и попросил начать ответные боевые действия. И.В.Сталин молчит. Слышу лишь его дыхание». Видимо до Сталина всегда туго доходило с утра пораньше. Георгий Константинович настойчиво переспросил: «Вы меня поняли?» Сталин молчит ещё какое-то время, потом до него всё же дошло, и «наконец И.В.Сталин спросил:— Где нарком?». Дальше Сталин дал команду собрать Политбюро. «В 4 часа 30 минут утра мы с С.К. Тимошенко приехали в Кремль. Все вызванные члены Политбюро были уже в сборе». Затем, бледный Сталин хотел звонить в германское посольство. Молотов доложил, что «Германское правительство объявило нам войну». После «длительной, тягостной паузы» Жуков «рискнул … и предложил немедленно обрушиться всеми имеющимися в приграничных округах силами на прорвавшиеся части противника и задержать их дальнейшее продвижение». «Не задержать, а уничтожить, — уточнил С.К.Тимошенко». В 7.15 утра 22 июня в округа передали Директиву № 2.

Но так как данная Директива была послана в приграничные округа только в полночь с 21-е на 22-е июня, то за оставшиеся пару часов войска просто не успели подняться по тревоге. И выскакивали полусонные красноармейцы в одном исподнем из разбомбленных казарм. Но даже в исподнем они смело бросались на врага! Эх, если бы Сталин дал Г.К. Жукову разрешение на «объявление полной боевой готовности» хотя бы на несколько часов раньше! Или объявили «полную боевую готовность» ещё раньше, где-нибудь в мае, как просил и требовал Георгий Константинович! Уж тогда бы мы немцам показали. Всё боялся хитрый тиран «спровоцировать» врага. Да и сама Директива о приведении войск западных округов «в полную боевую готовность» какая-то странная, всё талдычит о том, чтобы «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Тут воевать надо, а Сталин всё о «провокациях» твердит. И уж тем более не отправлять начальника Генштаба в округа! Даже невоенный человек, прочитавший это понимает, как «неправ» Сталин».

- Пункт третий, преамбулы, говорит о том, что войскам этих округов предписано «быть (находиться) в полной боевой готовности», т.е. продолжать находиться в объявленной ранее полной боевой готовности. - Пункт в) приказной части–«все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно»

Для человека не очень военного, эти пункты вроде бы и говорят о том, что войска вот так вот и поднимаются по тревоге. Но согласно орфографии и штабной культуры, и если б не было предыдущего распоряжения, то стояло бы в этом тексте так: «все части (округов) привести в полную боевую готовность. Войска рассредоточить и замаскировать». Так, по крайней мере, будет просто грамотней звучать и понятней для командиров частей.
Этот пункт в Директиве № 1 говорит о том, что войска уже должны быть к этому моменту, к 21 июня, рассредоточены и замаскированы, т.е. выведены с мест постоянной дислокации, из гарнизонов и ангаров. Это предписывала сохранившаяся директива ГШ для авиации западных округов от 19 июня. А фраза «привести все войсковые части в боевую готовность» без указания степени готовности - лишь напоминание, мол, привести в боевую готовность те части, что не оговаривались отдельно в предыдущем распоряжении и не должны были подниматься по тревоге ранее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Информация о публикации
Загружено: 28 мая
Просмотров: 123
Скачиваний: 4
Карагишиева Саида Рашитбековна
История России, 11 класс, Планирование
Скачать материал