«Образовательные итоги 2019/2020» - практическая онлайн-конференция Подтвердить участие→
Конкурс разработок «Пять с плюсом» июнь 2020
Добавляйте свои материалы в библиотеку и получайте ценные подарки
Конкурс проводится с 1 июня по 30 июня

Образ «сильного государя» и механизмы его конструирования в трактате Н. Макиавелли «Государь»

Образ «сильного государя» и механизмы его конструирования в трактате Н. Макиавелли «Государь»
Просмотр
содержимого документа

Образ «сильного государя» и механизмы его конструирования в трактате Н. Макиавелли «Государь»

 

Пристальное внимание Никколо Макиавелли уделяет образу абсолютного монарха, который способен обеспечить удержание, процветание и расширение своей власти. Главным образом эту проблему флорентийский мыслитель поднимает в трактате «Государь».

Князь, по мнению Макиавелли, это тот элемент, который необходим в любом государстве, не исключая и республики. Только он, благодаря своей неограниченной власти, ничем не притесненный в своей деятельности, способен организовать государство. Государь преобразует старый государственный порядок, устраняя кардинальными мерами грозящую стране опасность[1]. Именно рукой правителя возможно принять единые, быстрые действия, способные восстановить лучшую жизнь общества и государства в целом. Но для этого князю необходимо выполнять ряд требований, обладая при этом огромной силой воли. Благородными качествами может владеть лишь человек, возведенный на княжеский престол волею народа или добившийся власти личной энергией и ловкостью. Е.П. Никитин говорит, что «"Новый государь" центральный персонаж трактата это идеальный государь будущего, принципиально новый тип политика, характернейшей чертой которого как раз и явится абсолютная автономия его политической деятельности»[2].

Значительная часть рассуждений Макиавелли касается отношений между властью и обществом. Народ, по мнению Никколо, это «материал» из которого правитель творит совершенное государство[3]. Он дает практические советы, конкретные рекомендации государю о том, каким образом необходимо вести себя в отношении своих подданных. По его мнению, «государь должен… выказывать себя покровителем дарований, привечать одаренных людей, оказывать почет тем, кто отличился в каком-либо ремесле или искусстве. Он должен побуждать граждан спокойно предаваться торговле, земледелию и ремеслам, чтобы одни благоустраивали свои владения, не боясь, что эти владения у них отнимут, другие – открывали торговлю, не опасаясь, что их разорят налогами; более того, он должен располагать наградами для тех, кто заботится об украшении города или государства»[4]. Такие действия со стороны государя должны вызвать одобрение среди всего населения страны, ведь таким образом правитель дарует ему спокойствие и благополучие. Именно это народ ценит превыше всего.

Идеальный государь, по мнению Макиавелли, просто обязан наводить и сохранять порядок в стране, преследуя при этом нарушения закона должностными и частными лицами. Также государь должен опекать народ, искать пути умиротворения, ликвидировать внутреннее не благоустройство страны, поддерживать внешнеполитическую безопасность, выступать в роли его защитника от превышения полномочий и ограблений чиновников. Всеми этими способами государь способствует только укреплению своей власти. 

Однако Макиавелли отмечает, что для укрепления своей власти государь должен делать добрые поступки, но постепенно и понемногу, тогда, когда этого требует необходимость. Он пишет о том, что «государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности»[5]. Именно этой фразой флорентийский мыслитель отмечает, что, если правитель хочет обеспечить себе благоденствие и процветание в государственных делах, то он не будет избегать тех пороков, которые помогут ему достичь поставленной перед собой цели. Он считает, что «обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше»[6].

Н. Макиавелли задается вопросом: должен ли государь обладать экономностью или же щедростью? Он отвечает на него так: «хорошо иметь славу щедрого государя. Тем не менее тот, кто проявляет щедрость, чтобы слыть щедрым, вредит самому себе»[7]. Аргументирует он это тем, что если проявлять щедрость благоразумно, её никто не заметит, а чтобы распространить среди людей славу о ней, нужно будет просто разорить казну. По мнению Макиавелли, «скупость – это один из тех пороков, которые позволяют ему править»[8]. Гораздо лучше смириться с тем, что народ будет считать государя скупым, ибо только благодаря этой расчетливости правитель  не станет покушаться на имущество и материальное богатство своих граждан в критической ситуации, когда срочно понадобятся денежные средства. Имея определенный запас денежных средств, государь благодаря своей скупости способен отправиться в поход, защитить себя и свою страну от иноземных захватчиков. Именно в это время правитель не будет отягощать народ дополнительными податями, а это, по мнению Никколо Макиавелли, есть не что иное, как проявление щедрости. И со временем люди возблагодарят его за это[9]. Флорентийский мыслитель отмечает, что во все времена государи имеющие славу скупых, добивались наибольших успехов. В пример он приводит Людовика XII – короля Франции(14981515). Он говорит о том, что этому правителю удалось вести успешную внешнюю политику благодаря средствам, полученным в результате своей бережливости. Противопоставляет ему папу Юлия II (15031513), который взошел на престол благодаря своей щедрости, однако не смог удержать власть, в результате нехватки средств на военные нужды[10].

Однако стоит отметить, что имущество, которое не принадлежит правителю или его подданным, он может «раздаривать щедрой рукой, как это делали Кир, Цезарь и Александр, ибо, расточая чужое, ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая свое ты только себе вредишь»[11].

Должен ли государь быть жестоким или милосердным? Безусловно, каждый человек хотел бы прослыть великодушным, в особенности государь, но Макиавелли отмечает, что «следует остерегаться злоупотребить милосердием»[12]. Примером жестокого государя для Макиавелли служит Чезаре Борджиа, Однако он считает, что именно этот «порок» позволил правителю восстановить порядок в Романье, объединить ее и возвратить ей мир[13].

В противовес этому выступают жители Флоренции, которые пытались быть милосердными и не казнили зачинщиков мятежа в разделившемся городе[14]. При этом «новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив, так чтобы излишняя доверчивость не обернулась неосторожностью, а излишняя недоверчивость не озлобила подданных»[15].

Таким образом, Никколо Макиавелли отмечает, что истинный государь не должен терять верности подданных и их расположения.

Но каким же способом стоит добиваться покорности со стороны своих граждан? Флорентийский мыслитель отвечает на этот вопрос так: «лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх», потому что «люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх»[16]. В пример он ставит Спициона, который благодаря своей снисходительности допустил распущенность в собственном войске и бунт против него, являясь «развратителем римской армии»[17]. Таким образом, Макиавелли говорит о том, что государь по своей природе не должен быть слишком мягок, дабы ситуация не повернулась против него самого. При этом нельзя посягать на чужое имущество и женщин, потому что именно в этом случае можно навлечь на себя ненависть своих граждан, а этого совершенно нельзя допускать.

Далее Н. Макиавелли затрагивает проблему верности государя данному им слову. На вопрос о выборе между честностью и хитростью, он отвечает так: «в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца; такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность»[18]. Также Макиавелли отмечает тот факт, что победу в любой борьбе можно одержать двумя способами: с помощью закона и с помощью насилия. Именно поэтому правитель обязан подражать и человеку и зверю. Истинный государь должен обладать качествами лисы и льва одновременно, чтобы видеть опасность и уметь обойти ее в нужное время, либо нанести точный и мощный удар по своим соперникам. В свою очередь автор трактата пишет, что лисью «натуру надо еще уметь прикрыть, надо быть изрядным обманщиком и лицемером, люди же так простодушны и так поглощены ближайшими нуждами, что обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить»[19]. Примером такого деятеля для Никколо Макиавелли служит папа римский Александр VI (14921503), который меньше всего пытался выполнить свои обещания.

В глазах своих подданных государь должен выглядеть как человек, обладающий многими добродетелями, быть сострадательным, праведным, милостивым, чистосердечным, верным данному слову, и быть таким на самом деле, однако внутренне нужно быть всегда готовым проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо. То есть «по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла»[20]. Е.П. Никитин поясняет, что «Макиавелли говорит неоднократно и с полной ясностью: когда государь совершает выгодные для него аморальные поступки, он должен всячески скрывать их и изображать из себя нравственного человека»[21]. Самое главное для государя – это приложение всех своих сил для того, чтобы создать себе славу великого человека. Макиавелли пишет, что «люди не умеют быть ни достойно преступными, ни совершенно хорошими: злодейство обладает известным величием или является в какой-то мере проявлением широты души, до которой они не в состоянии подняться»[22]. По мнению Е.П. Никитина, «Макиавелли часто говорит о мудрости как о необходимой предпосылке государева успеха… главное в таланте и искусстве государя в том и состоит, чтобы из доступных ему средств выбрать именно такое, которое позволит реализовать его цель, причем желательно, чтобы эта реализация была возможно более точной и полной, более простой, дешевой»[23]. Таким образом, ради достижения поставленных перед собой целей, государь должен отбрасывать все преграды, которые стоят у него на пути.

А.С. Алексеев пытается оправдать мысль Макиавелли и считает, что в человеке живут самые разнообразные влечения, которые и управляют его деятельностью. Человек не имеет врожденных нравственных понятий, он лишен всякой внутренней силы, которая сдерживала бы его влечения и направляла бы их в ту или другую сторону. Человеческие влечения возбуждаются внешними впечатлениями и действуют тем сильнее, чем чувствительнее полученный ими извне толчок[24].

Макиавелли утверждает, что правитель, прежде всего, должен осознать единство своих личных интересов и замыслов с намерениями граждан, и именно это единство должно руководить его поступками. Он считает, что все моральные и религиозные представления – это вторичные факторы, которые призваны помочь в достижении главных целей. Если государь способен осознать этот факт, то он вызывает пренебрежение со стороны Никколо и теряет право называться «доблестной» личностью[25]. Так, флорентийский мыслитель укоряет тирана Перуджи Джовампаголо в том, что тот, несмотря на всю свою беспринципность и кровожадный нрав, не смог одним разом покончить со своим врагом – папой Юлием II, хотя имел возможность вероломно убить его[26].

По мнению А.С. Алексеева, лишь князь, облеченный неограниченной властью и ничем не стесненный в своей деятельности, способен организовать государство, вновь преобразовать старый государственный порядок, устранить решительной и энергической мерой грозящую государству опасность[27].

Итак, политик, стремящийся к своей цели, должен прилагать все усилия к тому, чтобы быть нравственным (добавим еще религиозным, законопослушным и т. д.) или хотя бы симулировать это[28]. Но не потому, что мораль, религия, право и т. д. ценны для него сами по себе, а потому что такое поведение вызывает одобрение и содействие окружающих, которые в противном случае будут осуждать политика и оказывать ему противодействие»[29].

Воплощением образа идеального правителя Никколо Макиавелли считает Чезаре Борджия, которому он посвятил большую часть седьмой главы. Макиавелли отмечает мудрость его внутреннего управления, его заботу об устроении  в массовом сознании своей положительной репутации путем водворения законности и порядка. Несмотря на то, что этот человек эгоистичен, жесток и коварен, он заботится о внутреннем  состоянии своей власти и государства[30]. Это был «не кто иной, как развращеннейший и жесточайше настроенный в отношении всех людей вплоть до принципиального аморализма и нигилизма человек»[31]. Его деятельность знаменована непредсказуемостью и опасностью. Автор трактата считает, что его преступные в некотором плане действия были  целесообразны в ходе завоевания и укрепления власти. Автор трактата восхищается прозорливостью, находчивостью, расчетливостью данного правителя. «Герцог так смел, что самое большое дело кажется ему легким. Стремясь к славе и к новым владениям, он не дает себе отдыха, не ведает усталости, не признает опасностей. Он приезжает в одно место прежде, чем успеешь услышать об его отъезде из другого. Он пользуется расположением своих солдат и сумел собрать вокруг себя лучших людей Италии»[32].

Однако, стоит обратить существенное внимание на противопоставление 7-й и 8-й глав, где с одной стороны выступает Борджиа, а с другой «преступный» Оливеротто де Фермо. Оба правителя были предателями, эгоистами, жестокосердными, но первый, благодаря своим действиям, способствовал развитию и возвеличиванию своей власти и государства, а второй принадлежит к презренным для Макиавелли «тиранам», как так в результате своих поступков только усугубил ситуацию в своей стране.

 

 

 


[1] Алексеев А.С. Макиавелли как политический мыслитель. С. 105.

[2] Никитин Е.П. Духовный мир: Органический космос или разбегающаяся вселенная? С. 328

[3] Евлампиев И.И. Никколо Макиавелли – мыслитель прошлого и наш современник. С. 15.

[4] Макиавелли Н. Государь. С. 89.

[5] Там же. С. 61.

[6] Макиавелли Н. Государь. С. 62.

[7] Там же.

[8] Там же. С. 63.

[9] Евлампиев И.И. Никколо Макиавелли – мыслитель прошлого и наш современник. С. 16.

[10] Макиавелли Н. Государь. С. 62.

[11] Там же. С. 63.

[12] Там же. С. 65

[13] Там же. С. 64.

[14] Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Makiavelli_Tit.pdf (дата обращения: 12.02.2016).

[15] Макиавелли Н. Государь. С. 65.

[16] Макиавелли Н. Государь. С. 66.

[17] Там же. С. 67.

[18] Там же. С. 65.

[19] Там же. С. 6570.

[20] Макиавелли Н. Государь. С. 70.

[21] Никитин Е.П. Духовный мир: Органический космос или разбегающаяся вселенная?. С. 325.

[22] Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Makiavelli_Tit.pdf (дата обращения: 12.02.2016).

[23] Никитин Е.П. Духовный мир: Органический космос или разбегающаяся вселенная? С. 320.

[24] Алексеев А.С. Макиавелли как политический мыслитель. М., 1980. URL: http://az.lib.ru/a/alekseew_a_s/text_1880_makkiavelli.shtml (дата обращения: 03.12.2015).

[25] Евлампиев И.И. Никколо Макиавелли – мыслитель прошлого и наш современник. С. 25.

[26] Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Makiavelli_Tit.pdf (дата обращения: 12.02.2016).

[27] Алексеев А.С. Макиавелли как политический мыслитель. М., 1980. URL: http://az.lib.ru/a/alekseew_a_s/text_1880_makkiavelli.shtml (дата обращения: 03.12.2015).

[28] Новгородцев П.И. Макиавелли // Макиавелли: pro et contra: Личность и творчество Н. Макиавелли в оценке русских мыслителей и исследователей: Антология. С. 402.

[29] Никитин Е.П. Духовный мир: Органический космос или разбегающаяся вселенная? С. 325.

[30] Топор-Рабчинский Вл. Макиавелли и эпоха Возрождения. С. 349.

[31] Лосев А. Ф. Эстетика Возрождения. С. 557.

[32] Виллари П. Никколо Макиавелли и его время. С. 295.

Информация о публикации
Загружено: 28 января
Просмотров: 138
Скачиваний: 0
Гаврилова Елена Сергеевна
Всеобщая история, ВУЗ, Разное
Скачать материал