[Анонс!] Итоговая онлайн-конференция «Образовательные методики и технологии 2020/21» Регистрация→
Конкурс разработок «Пять с плюсом» ноябрь 2020
Добавляйте свои материалы в библиотеку и получайте ценные подарки
Конкурс проводится с 1 ноября по 30 ноября

Литературно-музыкальная композиция по творчеству Юлии Друниной «Я родом не из детства - из войны»

В сценарий мероприятия включены сведения по биографии Ю. Друниной, её воспоминания, стихи и песни на её произведения.
Просмотр
содержимого документа

Литературно-музыкальная композиция по творчеству Юлии Друниной «Я родом не из детства - из войны»

Автор: Белякова Светлана Владимировна,

преподаватель русского языка и литературы

ГБПОУ «Чайковский техникум промышленных технологий и управления»

Пермский край, г. Чайковский

 

Ведущий 1: Каждая эпоха испытывает своих детей по-разному. Наше время испытывает нас низвержением прежних идеалов, потерей нравственных и духовных ориентиров. Мы - как кораблики в тумане - плывём подчас без карты и радиосвязи по одному лишь внутреннему компасу, который может и ошибаться... Ветер дует то в одну, то в другую сторону... Мы теряемся в тумане... Не всегда хватает твёрдости и веры развернуть корабль против ветра, побороться с волнами сомнений, не плыть по течению...  Но есть люди, которые своей жизнью и творчеством зажигают в тумане маячки-ориентиры. Такой была Юлия Друнина.

Ведущий 2: Сегодня мы расскажем о поэтессе Юлии Друниной, прошедшей санитаркой всю войну и сохранившей о ней память на всю жизнь. Юлия Друнина принадлежит к поколению, юность которого проходила испытание на зрелость на фронтовых дорогах Великой Отечественной войны.

 

Видео «Друнина читает стихи» («Доброта»)

 

Ведущий 1: 10 мая, у учителя истории Владимира Друнина и его жены Матильды Борисовны родилась дочь Юля, в Москве, в обычной коммунальной квартире. Читать стала рано. Писала стихи. В 1931 году Юля поступила в школу. Посещала литературную студию. В конце 30-х годов участвовала в конкурсе на лучшее стихотворение. Так начинался жизненный путь девочки, даже не подозревающей о том, что ее ждет.

Ведущий 2: Ее поколение мечтало о подвигах, жалело о своем незрелом возрасте, сетуя на то, что главное проходит мимо. Спасение челюскинцев, тревога за плутающую в тайге Марину Раскову, покорение полюса, Испания - вот чем жили они в детстве. И огорчались, что родились слишком поздно. Удивительное поколение! Вполне закономерно, что в трагическом сорок первом оно стало поколением добровольцев. Действительно, удивительное поколение, поколение романтиков, без колебаний вставших на защиту Родины.

Чтец:

Застенчивость. Тургеневские косы.

Влюблённость в книги, звёзды, тишину.

Но отрочество поездом с откоса

Вдруг покатилось с грохотом в войну.

 

Напрасно дочек умоляют дома,

Уже не властен материнский взгляд –

У райвоенкоматов и райкомов

Тургеневские девушки стоят.

 

Какие удивительные лица

Военкоматы видели тогда!

Текла красавиц юных череда –

Казалось, выпал жребий им родиться

В пуховиках «дворянского гнезда».

 

Казалось, благородство им столетья

Вложили в поступь, в жесты, в лёгкий стан.

Где взяли эту стать рабочих дети,

И крепостных праправнучки крестьян?..

 

Всё шли и шли они - из средней школы,

С филфаков, из МЭИ и из МАИ –

Цвет юности, элита комсомола,

Тургеневские девушки мои!

 

Ведущий 1: Окончание школы и начало войны совпало и для Юлии Друниной и стало переломным событием в её жизни.

Ю. Д.: Когда началась война, мне было семнадцать лет. Это было ужасно обидно, ведь тогда, в июне-июле 1941 года, шестнадцатилетние и семнадцатилетние боялись, что война окончится раньше, чем они успеют в ней поучаствовать… Я завидовала тем девушкам, кто был старше на год и значит – мог попасть на фронт: в санинструкторы, в стрелковые батальоны, в авиацию, в радистки. Попав на фронт, я очень быстро поняла, что смерть не спрашивает, сколько тебе лет…

Чтец:

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые.

От Прекрасной Дамы — в «мать» и «перемать».

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не смогла сыскать.

Чтец:

Нет, это не заслуга, а удача

Стать девушке солдатом на войне.

Когда б сложилась жизнь моя иначе,

Как в День Победы стыдно было б мне!

С восторгом нас, девчонок, не встречали:

Нас гнал домой охрипший военком.

Так было в сорок первом. А медали

И прочие регалии потом...

Смотрю назад, в продымленные дали:

Нет, не заслугой в тот зловещий год,

А высшей честью школьницы считали

Возможность умереть за свой народ.

Ведущий 2: Друнина окончила курсы медсестёр. Немцы рвались к столице – к концу лета Юле пришлось оставить госпиталь и идти рыть окопы. Там, во время одного из авианалётов, она потерялась, отстала от своего отряда, и её подобрала группа пехотинцев, которым была очень нужна санитарка. Юля умела перевязывать… Правда, она с самого детства ужасно боялась крови… Но комсомолка должна была воспитывать в себе железную волю. И Юля справилась со страхом перед кровавыми ранами, тем более, что очень скоро ей пришлось хлебнуть куда более серьезных опасностей. Пехотинцы попали в окружение, им пришлось выбираться, тринадцать суток они шли к своим.

Ю.Д.: «Мы шли, ползли, бежали, натыкаясь на немцев, теряя товарищей, опухшие, измученные, ведомые одной страстью – пробиться! Случались и минуты отчаяния, безразличия, отупения, но чаще для этого просто не было времени – все душевные и физические силы были сконцентрированы на какой-нибудь одной конкретной задаче: незаметно проскочить шоссе, по которому то и дело проносились немецкие машины, или, вжавшись в землю, молиться, чтобы фашист, забредший по нужде в кусты, не обнаружил тебя, или пробежать несколько метров до спасительного оврага, пока товарищи прикрывают твой отход. А надо всем – панический ужас, ужас перед пленом. У меня, девушки, он был острее, чем у мужчин. Наверное, этот ужас здорово помогал мне, потому что был сильнее страха смерти».

Ведущий 1: Именно там, в этом пехотном батальоне – вернее, в той группе, что осталась от батальона, попавшего в окружение, – Юля встретила свою первую любовь, самую возвышенную и романтическую. В стихах и в воспоминаниях она называет его Комбат – с большой буквы. Но нигде не упоминает его имени. Хотя память о нём пронесла через всю войну и сохранила навсегда.

Звучит песня «Комбат»

Когда, забыв присягу, повернули

В бою два автоматчика назад,

Догнали их две маленькие пули –

Всегда стрелял без промаха Комбат.

Упали парни, ткнувшись в землю грудью,

А он, шатаясь, побежал вперёд.

За этих двух его лишь тот осудит,

Кто никогда не шёл на пулемёт.

Потом в землянке полкового штаба,

Бумаги молча взяв у старшины,

Писал комбат двум бедным русским бабам,

Что... смертью храбрых пали их сыны.

И сотни раз письмо читала людям

В глухой деревне плачущая мать.

За эту ложь комбата кто осудит?

Никто его не смеет осуждать!

Ведущий 2: Комбат погиб, когда выводил по минному полю из окружения свой отряд, а Юлия и ещё несколько человек остались живы. Она вернулась в Москву, а потом вместе с семьей ради больного отца эвакуировалась в Сибирь. Но Друнина не отказалась от цели, она все равно стремилась на фронт любыми путями.

Ведущий 1: Она радовалась, когда снова попала на фронт, она радовалась, что ей удалось поучаствовать в великих сражениях, но насколько тяжело это было каждый день, изо дня в день… Холод, сырость, костров разводить нельзя, спали на мокром снегу, если удавалось переночевать в землянке – это уже удача, но все равно никогда не получалось как следует выспаться, едва приляжет сестричка – и опять обстрел, и опять в бой, и опять раненых выносить.

Чтец:

Только что пришла с передовой

Мокрая, замерзшая и злая,

А в землянке нету никого,

И, конечно, печка затухает.

Так устала - руки не поднять,

Не до дров, - согреюсь под шинелью.

Прилегла, но слышу, что опять

По окопам нашим бьют шрапнелью.

Из землянки выбегаю в ночь,

А навстречу мне рванулось пламя.

Мне навстречу - те, кому помочь

Я должна спокойными руками.

И за то, что снова до утра

Смерь ползти со мною будет рядом,

Мимоходом: "Молодец, сестра!" -

Крикнут мне товарищи в награду.

Да еще сияющий комбат

Руки мне протянет после боя:

- Старшина, родная! Как я рад,

Что опять осталась ты живою!

Ю.Д.: 25 декабря 1942 года наша 303 дивизия заняла высоту на подступах к Сталинграду. Был яростный бой, когда немцы отступили, на ничейной земле остался лежать раненый лейтенант. Санитаров, которые пытались вытащить его, застрелили. Подползли две овчарки-санитарки, но их тоже убило. Тогда я, сняв ушанку, стала во весь рост. Сначала тихо, а потом всё громче и громче запела нашу песню «Я на подвиг тебя провожала». Умолкло всё с обеих сторон, я подошла к лейтенанту, положила его на сани, иду и думаю: «Только не в спину. Только не в спину. Пусть лучше в голову стреляют». И не раздалось ни одного выстрела.  

Ведущий 2: Бойцы очень любили Юлию Друнину и ласково называли ее Друня. «Друня» — это уменьшительная форма от древнеславянского слова «дружина». Позже поэтесса напишет стихотворение с таким названием.

Видео с песней «Друня»

Это было в Руси былинной.

В домотканый сермяжный век:

Новорожденного Дружиной

Светлоглазый отец нарек.

В этом имени — звон кольчуги,

В этом имени — храп коня,

В этом имени слышно: — Други!

Я вас вынесу из огня!

Пахло сеном в ночах июня,

Уносила венки река.

И смешливо и нежно

«Друня» звали девицы паренька.

Расставанье у перелаза,

Ликование соловья...

Светло-русы и светлоглазы

Были Друнины сыновья.

 Пролетали, как миг, столетья,

Царства таяли словно лед...

Звали девочку Друней дети —

Шел тогда сорок первый год.

В этом прозвище, данном в школе,

Вдруг воскресла святая Русь,

Посвист молодца в чистом поле,

Хмурь лесов, деревенек грусть.

В этом имени — звон кольчуги,

В этом имени — храп коня,

В этом имени слышно: — Други!

Я вас вынесу из огня!

Пахло гарью в ночах июня,

Кровь и слезы несла река,

И смешливо и нежно «Друня»

Звали парни сестру полка.

Точно эхо далекой песни,

Как видения, словно сны,

В этом прозвище вновь воскресли

Вдруг предания старины.

В этом имени — звон кольчуги,

В этом имени — храп коня,

В этом имени слышно: — Други!

Я вас вынесу из огня!..

Ведущий 1: В 1943 году Друнина попадает в Белоруссию в Киевскую стрелковую дивизию. И почти одновременно ею получены медаль "За отвагу", самая что ни на есть солдатская, и – ранение, "осколок застрял рядом с сонной артерией". Тут же приказ: непригодна к военной службе. В госпитале она написала своё первое стихотворение о войне, которое вошло во все антологии военной поэзии.

Ведущий 2:

Я только раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Ведущий 1: После госпиталя она была признана инвалидом и комиссована. Вернулась в Москву. Пыталась поступить в Литературный институт, но её постигла неудача. Жизнь вновь ощущалась пустой и бессмысленной, и в душе зародилась фронтовая ностальгия – по крайней мере, там она была нужна! И Юля решила вернуться. К счастью, её признали годной к строевой. Она опять попала в пехоту.  В звании старшины медслужбы воевала в Белорусском Полесье, затем - в Прибалтике.

Ведущий 2: Вскоре в одном из боёв Юля была контужена… И снова госпиталь, и снова комиссована. Свидетельство было выдано 21 ноября 1944 года. С фронта Друнина вернулась с орденом Боевого Красного Знамени.

Ведущий 1: Друнина осталась жива, но за годы войны она много раз видела, как гибли молодые ребята, которым не было еще и двадцати лет. В одном из стихотворений она приводит статистические данные: "По статистике, среди фронтовиков 1922, 1923 и 1924 годов рождения к концу войны в живых осталось три процента". В это трагическое число вошли и девушки. Некоторым из них она посвятила свои стихи.

Чтец: ЗИНКА (На фоне музыки из к/ф «Белорусский вокзал»)

Памяти однополчанки - Героя Советского Союза Зины Самсоновой.

 

Мы легли у разбитой ели,

Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, сырой земле.

- Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Где-то в яблочном захолустье

Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый,

У меня лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждет.

Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет...

Отогрелись мы еле-еле,

Вдруг нежданный приказ: "Вперед!"

Снова рядом в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.

 

С каждым днем становилось горше,

Шли без митингов и знамен.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрепанный батальон.

Зинка нас повела в атаку,

Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам,

Через смертные рубежи.

Мы не ждали посмертной славы,

Мы хотели со славой жить.

...Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?

Ее тело своей шинелью

Укрывала я, зубы сжав,

Белорусские ветры пели

О рязанских глухих садах.

 

- Знаешь, Зинка, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Где-то в яблочном захолустье

Мама, мамка твоя живет.

У меня есть друзья, любимый,

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла.

Я не знаю, как написать ей,

Чтоб тебя она не ждала...

 

Чтец:

ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ

Машенька, связистка, умирала

На руках беспомощных моих.

А в окопе пахло снегом талым,

И налет артиллерийский стих.

Из санроты не было повозки,

Чью-то мать наш фельдшер величал.

...О, погон измятые полоски

На худых девчоночьих плечах!

И лицо - родное, восковое,

Под чалмой намокшего бинта!..

Прошипел снаряд над головою,

Черный столб взметнулся у куста...

Девочка в шинели уходила

От войны, от жизни, от меня.

Снова рыть в безмолвии могилу,

Комьями замерзшими звеня...

Подожди меня немного, Маша!

Мне ведь тоже уцелеть навряд...

Поклялась тогда я дружбой нашей:

Если только возвращусь назад,

Если это совершится чудо,

То до смерти, до последних дней,

Стану я всегда, везде и всюду

Болью строк напоминать о ней -

Девочке, что тихо умирала

На руках беспомощных моих.

И запахнет фронтом - снегом талым,

Кровью и пожарами мой стих.

Только мы - однополчане павших,

Их, безмолвных, воскресить вольны.

Я не дам тебе исчезнуть, Маша, -

Песней возвратишься ты с войны!

 

Чтец:

На носилках, около сарая,

На краю отбитого села,

Санитарка шепчет, умирая:

- Я еще, ребята, не жила...

 

И бойцы вокруг нее толпятся

И не могут ей в глаза смотреть:

Восемнадцать - это восемнадцать,

Но ко всем неумолима смерть...

 

Через много лет в глазах любимой,

Что в его глаза устремлены,

Отблеск зарев, колыханье дыма

Вдруг увидит ветеран войны.

 

Вздрогнет он и отойдет к окошку,

Закурить пытаясь на ходу.

Подожди его, жена, немножко -

В сорок первом он сейчас году.

 

Там, где возле черного сарая,

На краю отбитого села,

Девочка лепечет, умирая:

- Я еще, ребята, не жила...

 

Ведущий 2: В конце декабря 1944 года Юлия Друнина самовольно приходит в середине учебного года в Литинститут. "Литературный институт Юля взяла приступом. Просто вошла и села в аудитории. А потом, как она пишет, "прижилась" и сдала сессию. На войне, как на войне". Это было не бессознательное стремление, и это был не последний бой в ее жизни.

Чтец:

Я порою себя ощущаю связной

Между теми, кто жив

И кто отнят войной.

И хотя пятилетки бегут

Торопясь,

Всё тесней эта связь,

Всё прочней эта связь.

Я – связная.

Пусть грохот сражения стих:

Донесеньем из боя

Остался мой стих –

Из котлов окружений,

Пропастей поражений

И с великих плацдармов

Победных сражений.

Я – связная.

Бреду в партизанском лесу,

От живых

Донесенье погибшим несу:

«Нет, ничто не забыто,

Нет, никто не забыт,

Даже тот,

Кто в безвестной могиле лежит».

Ведущий 1: В Литинституте она знакомится со своим будущим мужем поэтом Николаем Старшиновым. Он с первых же минут сумел разглядеть в ней, носившей грубую мужскую шинель, милого, доброго и обаятельного человека. В этом же, 1944, году Николай Старшинов и Юлия Друнина стали мужем и женой. В 1946 году у них родилась дочь Лена. С рождением дочери Друнина вынуждена на три года уйти из Литинститута. Послевоенная жизнь была нелегкая, но и это не сломило дух молодого поэта.

Чтец:

"Два вечера"

Мы стояли у Москвы-реки,

Теплый ветер платьем шелестел.

Почему-то вдруг из-под руки

На меня ты странно посмотрел -

Так порою на чужих глядят.

Посмотрел и - улыбнулся мне:

- Ну какой же из тебя

Солдат?

Как была ты, право,

На войне?

Неужель спала ты на снегу,

Автомат пристроив в головах?

Я тебя

Представить не могу

В стоптанных солдатских сапогах!..

 

Я же вечер вспомнила другой:

Минометы били,

Падал снег.

И сказал мне тихо

Дорогой,

На тебя похожий человек:

- Вот лежим и мерзнем на снегу,

Будто и не жили в городах...

Я тебя представить не могу

В туфлях на высоких каблуках...

Ведущий 2: Сейчас многие задаются вопросом о том, а нужно ли вообще нынешнему, далёкому от войны, поколению погружаться в горнило драматических событий прошлого, в ту боль, которую мы всё равно не сможем прочувствовать и осознать в полной мере? Нет войны - и слава богу. Отгремело, отболело, отошло... Зачем ворошить? Тяжёлые это воспоминания, не наши...

Ведущий 1: Почему же снова не отпускают, не блёкнут знакомые стихотворные строки? Может быть, потому, что это стихи не только о войне - они о тех вечных ценностях, что являются точками отсчёта для людей любой эпохи - о дружбе, любви, человеческом достоинстве... о трудности победы над собой... хрупкости и неповторимости жизни... надежде и вере... стойкости духа... чуткости души, не черствеющей даже в самых трудных, подчас нечеловеческих, условиях...

Ведущий 2: Эти ценности подвергались испытанию войной, проверяясь на истинность и прочность. Эти же ценности подвергаются испытанию сейчас, в наше время, только иначе. И, может быть, нам чуть-чуть поможет не потерять внутренние ориентиры, не сбиться с пути, не пойти на компромиссы с совестью и душою то горячее послание человечности, что донёс до нас голос Юлии Друниной из суровых фронтовых лет.      

Ведущий 1: Её поэзию недаром называют "поэзией человеческого достоинства". Она даёт высокие нравственные ориентиры, заставляя требовательней относиться к жизни и строже спрашивать с себя. Будучи сама человеком требовательным и неравнодушным, с чуткой, горячей душой, Друнина всегда умела находить "те самые", бьющие в цель, слова, которые затрагивали сердце.

Чтец:

Я родом не из детства — из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства — из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства — из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.
Прости меня — в том нет моей вины...

 

Ведущий 2: Большое место в жизни Юлии Друниной занимал ее второй муж кинодраматург Алексей Яковлевич Каплер. Став мужем Друниной, он оградил ее от всех бытовых забот, чтобы она посвятила себя только литературной деятельности, ввел в свой круг... Однако, будучи человеком замкнутым, Друнина никак не могла привыкнуть к окружению знаменитых режиссеров, актеров, писателей... В их мире она чувствовала себя неуютно. Но у нее был личный тыл - муж, который ее боготворил. За время жизни с ним Друнина написала наибольшее количество стихов за весь свой литературный путь, а также попробовала себя в жанре прозы.

Чтец:

Я люблю тебя злого, в азарте работы,

В дни, когда ты от грешного мира далек,

В дни, когда в наступленье бросаешь ты роты,

Батальоны, полки и дивизии строк.

 

Я люблю тебя доброго, в праздничный вечер,

Заводилой, душою стола, тамадой.

Так ты весел и щедр, так по-детски беспечен,

Будто впрямь никогда не братался с бедой.

 

Я люблю тебя вписанным в контур трибуны,

Словно в мостик попавшего в шторм корабля, —

Поседевшим, уверенным, яростным, юным —

Боевым капитаном эскадры «Земля».

 

Ты — землянин. Все сказано этим.

Не чудом — кровью, нервами мы побеждаем в борьбе.

Ты — земной человек. И, конечно, не чужды

Никакие земные печали тебе.

 

И тебя не минуют плохие минуты —

Ты бываешь растерян, подавлен и тих.

Я люблю тебя всякого, но почему-то

Тот, последний, мне чем-то дороже других…

 

Песня на стихотворение Друниной

Ты - рядом, и все прекрасно:

И дождь, и холодный ветер.

Спасибо тебе, мой ясный,

За то, что ты есть на свете.

 

Спасибо за эти губы,

Спасибо за руки эти.

Спасибо тебе, мой милый,

За то, что ты есть на свете.

 

Ты - рядом, а ведь могли бы

Друг друга совсем не встретить…

Единственный мой, спасибо

За то, что ты есть на свете!

 

Ведущий 1: С большими надеждами на лучшее будущее Юлия Друнина восприняла перестройку конца 1980-х годов. В 1990 году стала депутатом Верховного Совета СССР, много выступала в периодической печати не только со стихами, но и с публицистическими статьями, в которых с тревогой писала о том, как неоднозначно проходит перестройка, как у многих людей происходит девальвация высоко ценимых ею моральных и гражданских ценностей.

Ведущий 2: На вопрос, зачем она баллотировалась в депутаты, Друнина однажды ответила: «Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны и войны в Афганистане». Разочаровавшись в полезности этой деятельности и поняв, что сделать ничего существенного не сможет, вышла из депутатского корпуса.

Ю.Д.: "Мне нечего там делать, там одна говорильня. Я была наивна и думала, что смогу как-то помочь нашей армии, которая сейчас в таком тяжелом положении… Пробовала и поняла: все напрасно! Стена. Не прошибешь!"

Ведущий 1: Юлия Друнина ушла из жизни 21 ноября 1991 года.

Ведущий 2: Ушла, оставив нам свои стихи.

Чтец:

Есть круги рая,

А не только ада.

И я сквозь них,

Счастливая, прошла.

Чего ж мне надо,

Да, чего ж мне надо?

Ни на кого

Держать не стану зла.

За всё, что было,

Говорю - "спасибо"!

Всему, что будет,

Говорю - "держись!"

Престолы счастья

И страданий дыбы:

Две стороны

Одной медали -

"Жизнь".

Список литературы

  1. Зотова А.Г., Очирова Т. В. Вечер поэзии Юлии Друниной. - https://открытыйурок.рф/статьи/506001/
  2. Копылова А. В. Литературная гостиная по творчеству Юлии Друниной «Юлия Друнина. Неповторимый звёздный час». - https://sch7himki.edumsko.ru/uploads/1000/919/section/257978/literaturnaya_gostinaya.pdf.
  3. Литературный вечер "Я родом не из детства - из войны", посвященный творчеству поэта-фронтовика Юлии Друниной. - tsenariy_vechera_ya_rodom_ne_iz_detstva_po_tvorchesivu_yu.druninoy_.docx.

1

 

Информация о публикации
Загружено: 6 июня
Просмотров: 1013
Скачиваний: 4
Белякова Светлана Владимировна
Литература, СУЗ, Мероприятия
Скачать материал